PUŠKIN V KARANTÉNĚ!

By | 25.3.2020
Náš znamenitý Alexandr Sergejevič Puškin, nacházeje se v době cholery v Boldinu, se obrací k nám současníkům!
* * *
Позвольте, жители страны,
В часы душевного мученья
Поздравить вас из заточенья
С великим праздником весны!
Всё утрясётся, всё пройдёт,
Уйдут печали и тревоги,
Вновь станут гладкими дороги
И сад, как прежде, зацветёт.
На помощь разум призовём,
Сметём болезнь силой знаний
И дни тяжёлых испытаний
Одной семьёй переживём.
Мы станем чище и мудрей,
Не сдавшись мраку и испугу,
Воспрянем духом и друг другу
Мы станем ближе и добрей.
И пусть за праздничным столом
Мы вновь порадуемся жизни,
Пусть в этот день пошлёт севышний
Кусочек счастья в каждый дом!
А.С. Пушкин 1827 г.
puskin_v_karantene_W.jpg
To je divné – rok 1827? Puškin byl v karanténě v Boldino až v roce 1830. Přečkal zde nejnebezpečnější období epidemie cholery. Slavný Boldinský podzim byl básníkovým nejproduktivnějším obdobím. Dokončil Evžena Oněgina, napsal Domek v Kolomně, Skoupého rytíře, Mozarta a Salieri, Hodokvas v době moru, Dona Juana, Povídky Bělkina a více než třicet básní. Že by jedna z nich? Ale byl podzim! A tady se přeje k velikému svátku jara. Prohlížím sebrané spisy, radím se s přáteli, hledám na internetu a nacházím:
„Автором стихов «Позвольте, жители страны», которое в соцсетях выдали за стихотворение Александра Сергеевича Пушкина, оказался блогер, пишущий под ником Урри Грим. Опубликовал это стихотворение в Фейсбуке 21 марта 2020 года по случаю праздника Новруза – праздника прихода весны.“
Tak jsme zas jednou pěkně naletěli!
Урри Грим 20. března v 21:05:
Салам алейкум, честной народ!
Как говорится, коронавирус – коронавирусом, а Наурыз по распорядку.
Это единственный праздник, к которому я отношусь трепетно, ибо только он олицетворяет собой пробуждение от сна и наступление новой жизни.
От души поздравляю вас, люди доброй воли!
P.S. Кстати, сегодня также отмечается Всемирный день поэзии. Я ни на что не намекаю, но…
Čtenáři píší:
„Урри Грим, все вы Пушкин… уже со всех сторон))) Гоха, это наш поэт, любимый!“
Zaure Alissultanova
On se ohrazuje, a z toho ohrazení je patrno, že nejen „Puškina znájet, stichi čitájet!“, ale v Puškinově stylu i „píšet“.
* * *
Kакой такой, простите, Пушкин?
Что за пройдоха и нахал?
Не тот ли тип, что спирт из кружки
С какой-то нянею бухал?
Я зол, мне до смерти обидно,
Что нас так путает народ.
Как вам, товарищи, не стыдно?
Что за фантазии полёт?
Я потрясён сравненьем вздорным
И повторять уже устал,
Что дед мой вовсе не был чёрным
И звался он не Ганнибал.
Я помню каждое мгновенье
Отца казахские черты,
Своё в Актюбинске ученье
И переезд свой в Алматы.
Я житель этих территорий,
Душой и телом я казах
И у каких-то Лукоморий
Я не держал кота в цепях.
Вам подтвердят мои соседи
И побожится вся семья,
Что автор „Маленьких трагедий“
ли „Дубровского“ не я.
Я с Гончаровой не встречался,
На танцах вместе с ней кружа,
И на дуэлях я не дрался
И не стрелял в меня бажа.
Да что там! Даже Ильичёва
Вам подтвердит, что я не лгал,
И про Бориса Годунова
Ни строчки в жизни не слагал.
Над „i“ все точки я расставил
И хватит воду здесь толочь!
А то я, самых честных правил,
Могу не в шутку занемочь.
Bravo Urri!
Jiří Klapka

Napsat komentář